Самые интересные новости

Российский эксперт написал о православно- африканских страстях в отношении толерантности

Русская церковь вслед за российскими властями считает толерантное отношение к гомосексуализму злонамеренной попыткой Запада растлить отечественные нравы. В этом ее позиция, по мнению религиоведа Бориса Фаликова ничем не отличается от подхода к этой проблеме со стороны африканских религиозных лидеров.

Гомофобия давно стала неприличным словом в цивилизованном мире, пишет эксперт в статье, опубликованной в понедельник в "Газете.ru".

Между тем православные борцы с содомским грехом, поддерживающие предложенный Госдумой закон о запрете пропаганды гомосексуализма ссылаются на аналогичный протестный опыт западных стран.

Речь, в частности, идет о демонстрациях против законопроекта о признании однополых браков, который готовилось рассматривать Национальное собрание Франции. Президент Франсуа Олланд включил этот пункт в свою предвыборную кампанию и теперь спешил его реализовать. Выступления были хорошо организованы, в них участвовали более трехсот тысяч человек, среди которых было немало католиков. Казалось бы, это наглядный пример неприятия гомосексуализма с религиозно-нравственных позиций. Однако здесь нетрудно прийти к спекулятивным выводам.

Борис Фаликов приводит высказывание одной из активисток парижских выступлений - комедийной актрисы и католички Виржини Телен, больше известной под псевдонимом Фрижид Баржо, иронически обыгрывающим имя знаменитой кинозвезды. "Если бы закон защищал права геев и их семейные узы, а ещё помогал избавиться от разумеется существующей по сей день дискриминации, я бы первая его поддержала", - сказала актриса. Претензии у нее и ее соратников вызывает формулировка закона, которая разрушает "юридическую концепцию отцовства и материнства".

Понятно, что человека, говорящего подобные вещи, тяжко заподозрить в гомофобии, отмечает эксперт, задаваясь при этом вопросом о том, зачем аналогичные законы легко прошли в таких странах, как Испания и Португалия, где Католическая церковь имеет гораздо больше влияния, чем в сильно секуляризованной Франции.

Как ни парадоксально, пишет далее Фаликов, свою роль в этом сыграл аккурат секулярный характер французского законодательства. В Испании или Португалии церковный брак имеет ту же юридическую силу, что и светский. Во Франции же он заключается только после регистрации в мэрии, то есть он как бы не имеет права на самостоятельное существование. Поэтому испанские или португальские католики могут всегда унять себя тем, что их брак настоящий, поскольку заключен на небесах, а у геев он другой - целиком земной и не затрагивает религиозных представлений о святости брака. Французские католики подобным образом себя утешить не могут. Поэтому и считают однополый брак прямым посягательством на свои интересы. Это, собственно, и имеют в виду Фрижид Баржо и ее сторонники и сторонницы.

Современная западная культура прикладывает немало усилий, чтобы люди с разными взглядами и стилями жизни могли мирно уживаться в одном обществе. Именно в этом и заключается суть толерантности. Иногда это бывает непросто. То, что нормально для одних, другие считают непозволительным грехом. Но даже те, кто так считают, принимают общие правила игры, потому что только они помогают найти разумные компромиссы, отмечает автор публикации в "Газете.ru", подчеркивая при этом, что религиозные аргументы к таким взаимным уступкам не ведут, а напротив, - усиливают рознь. Поэтому участники французских протестов к ним и не прибегают, предпочитая критиковать юридическую сторону закона. Более того, Папа римский Бенедикт XVI в своем недавнем твиттер-послании привычно осудил однополые браки, выдвигая не столь религиозные, сколько антропологические аргументы. Таким образом, религиозно мотивированная гомофобия в западном мире сейчас большая редкость даже среди самых консервативных проповедников.

В России все не так. Ревнители морали с удовольствием дефилируют с плакатом "Православие учит бить гомосеков" и с еще большим удовольствием претворяют призыв в жизнь, отмечает автор статьи, напоминая о недавних стычках верующих активистов с представителями ЛГБТ-сообщества, имевших место в Москве.

Для того чтобы понять, почему это происходит, нужно оглянуться совсем не на Францию, а на Африку, замечает Фаликов. В Англиканском содружестве продолжаются дебаты по поводу рукоположения геев. Либералы выступают за, консерваторы - против. И те и другие выдвигают массу доводов, один изощреннее другого. И только африканские епископы, яростнее других сражаясь с рукоположением геев, предпочитают аргументы иного рода.

Примас Нигерии Питер Акинола, к примеру, честно признается, что не может находиться в одной комнате с гомосексуалистами, потому что это оскорбляет его религиозные чувства. Более того, он, не будучи каким-то уж злодеем, а совсем, наоборот, являясь уважаемым и авторитетным лидером, всецело поддерживает руководство страны, которое собирается объявить гомосексуализм уголовным преступлением. Свою неприязнь к гомосексуализму он объясняет тем, что пропаганда этого извращения есть не что иное, как диверсия Запада против традиционной культуры Нигерии. Вначале, мол, англичане грабили нас экономически, а в настоящий момент хотят украсть самое ценное, что у нас осталось, - нашу самобытность, нашу подлинную нигерийскую идентичность, считает Акинола.

Толерантность Акинола воспринимает как тайное оружие Запада, направленное на разложение нигерийских нравов. В аналогичном ключе рассуждают и нынешние нигерийские власти.

Подобные же страхи, судя по всему, одолевают и российских законодателей, которые своей инициативой, направленной против пропаганды гомосексуализма органично вошли в череду местных антизападных демаршей. Стремясь уберечь нас от растленного влияния Запада, власть твердой рукой ведет Россию в фарватере стран третьего мира, которые никак не изживут свои постколониальные комплексы. И вместе с верной союзницей - Церковью - она неизбежно скатывается в пещерную гомофобию. Так что нигерийский архиепископ Акинола чувствовал бы себя здесь как дома, заключает эксперт.